Полугодичный юбилей. Часть 2

 Моя заветная (и давно забытая) детская мечта сбылась: я стала волшебницей… У меня есть магический кристалл, при соприкосновении с которым открывается вся сущность человека… И это не единственное волшебство, кристалл живой — из чёрного, обуглившегося камушка, от тепла души и доброты сердец встречающихся на Пути близких, дальних, знакомых, прохожих мой самородок становится все прозрачнее, многограннее, чище, теплее… А я ещё помню тот обуглившийся камушек, который полгода назад стал нашей Младшей дочерью…

12016554_892778394110815_1766347832_n

Этот маленький кристалл, пройдясь лучами-сканерами по самым дальним, захламленно-запылённым закоулкам мой души, открыл мне самоё себя. На четвёртом десятке лет…

***
Первый завтрак дома. Старшая, как всегда, пытается выторговать меньшее количество ложек. Младшая, пристально глядя в тарелку, методично, механично-сосредоточенно работает ложкой, по-старушечьи дробно утирая ложкой рот и подбирая микроскопические крохи еды, пристраивая их в ложку неловкими пальчиками. Потрясённая Старшая: «Ма, а чего это она делает?»
***
Наш любимый дом, живущий много лет единой коммуной — здесь не только поздравляют друг друга с днём рождения, но и помнят дату смерти моего деда, ушедшего четверть века назад… До приезда Младшей сообщаю новость о прибавлении в семье. Недоумённо-растерянные лица: «А как же Старшая? Она — наша, мы её вынянчили… А та? Ведь чужая… Как же мы их делить будем?»
***

Первая прогулка. У соседнего дома старушка кормит котов: «На, кицик, ешь!» Младшая, впадающая в раж: «Дай, ам, дааааааай!» Разбегающиеся коты, осуждающе глядящая старушка, валяние на асфальте, истерика.

***
Бабуси у соседнего подъезда:

— А якщо свого ще родите? Що ж буде?

С улыбкой, стиснув зубы:

— Ничего не будет — назад поедет, только уже со Старшей, сдружились они. Ничего, ложку держать научу — не пропадут!

Застывшие от «откровения» бабуси. Память услужливо подсовывает иллюстрацию школьного учебника истории: «Український степ. Кам”яні баби».

Больше никто! ничего! никогда! не спрашивал…

Через несколько дней рассказываю мужу о «каменных бабах».

— Ааа, так это ты отличилась?! А я думаю, чего это вдруг мне за два километра, в поклоне, все бабуси «драаааасти» кричат…

***
Дальняя знакомая:

— О, так у вас ДВОЕ девочек?

К Старшей:

— Маме помогаешь нянчить? Жалеешь сестричку, когда плачет?

— Неее, она как истерить начинает, так мы с мамой сразу из комнаты выбегаем и дверь закрываем. Мама кофе идёт пить…

***
Истерики… Ооо, ИСТЕРИКИ! Это наше бытие… Постоянные, бесконечные, выматывающие всех и вся, выворачивающие мою душу наизнанку, заставляющие дрожать руки, глухо ухать сердце и назойливым дятлом пульсировать боль в висках. Истерики с вариациями — валянием на полу, битьём головой об асфальт или кафель, разбрасыванием всего, до чего можно дотянуться, с душераздирающими воплями раненого зверя, с монотонным визгом на одной ноте, с обязательным уписыванием, с размазыванием по красному лицу соплей, с задыханием, с судорожными всхлипываниями, с невозможностью остановиться, с сочувствующими взглядами мамочек на площадке, с доброжелателями, поднимающими дитятку с асфальта обещанием конфетки…

И злобный тролль из чёрной пелены перед глазами: «Ты ведь этого ХОТЕЛА, ага? Распишитесь в получении и наслаждайтесь материнством!»

Во время очередной изнуряющей истерики я всё-таки ломаюсь — в отчаянном приступе гнева хватаю Младшую и ставлю её под ледяной душ, прямо в одежде… Секунду спустя, абсолютно спокойным голосом: «Мама, всё!» Из душа выбежала улыбающаяся, довольная жизнью малышка. Руки у меня дрожали долго… очень долго…

Метод «нерегулярного закаливания» холодным душем применялся несколько раз, иногда одновременно с мамой… Что сказать… эффективно для обеих: истерики сошли на нет через пару недель…

***
Сосед (70 лет) Старшей (3 г. 2 мес.):

— Ух ты, а сестрёнку ты себе в МАГАЗИНЕ купила?

— Ты чего, дядя Коля, я ведь её из ДЕТДОМА забрала!

***
Каждый вечер принцессы приходят с вечерней прогулки с кульком подарков от соседей — сладкие сырки, фрукты, сок. Муж: «Так мы скоро только хлеб в магазине покупать будем». На мои просьбы не баловать детей ответ неизменный: «А хто тобі сказав, що це твої діти? Вони НАШІ!»Про размышления «своя-чужая» никто уже и не вспоминает…

***
На новое имя Младшая стала отзываться на следующий вечер после приезда домой. Через месяц решаемся с мужем на эксперимент — стоя сзади ребенка, я громко и чётко зову её старым именем. Никакой реакции. На следующий день на площадке встречаем девочку с нашим старым именем. Шилопопую малышку её мама окликает каждые две минуты — внимательно наблюдаю за Младшей — снова ноль.

И только я иногда вздрагиваю, слыша, как кого-то окликают нашим старым именем…
12007075_892778397444148_2397100_n
***
Разговор со Старшей:

— Ма, а Младшая тоже у тебя в животике была?.. Нет, а где ж тогда? А аист нам тупой попался, да? Там же чётко было написано: «сестра для Старшей» — а он куда её понёс?! И почему та тётя не оставила Младшую себе — ведь она такая классная?!

Далее с громким рёвом:

— А детки — те, которые остались в домике для потеряшек… их там много, — и что, их никто не ищет?.. Ма, а ты знаешь, как зовут ту тётю, у которой Младшая в пузике была? Тогда узнай, найди её, и скажем спасибо за сестру!

«Той тёте» я действительно благодарна — без стёба и дурачества… Благодарна за здорового ребенка… За то, что не кормила пьяной грудью… За то, что ребёнок выжил после отравления угарным газом… За то, что не приходила в ДД, тревожа малышку… За то, что после возлияний на новогодние праздники всё-таки вспомнила и пришла на суд по ЛРП. Я глубоко признательна за то, что моя душа спокойна — все эти слова благодарности я готова была высказать задолго до того, как узнала о её смерти…

С известием о смерти «нашей мамы» закончилась МОЯ адаптация. Мгновенно, как отрезало…

За невысказанные слова благодарности, за короткую, хмельную жизнь, за то, что я крестила нашу общую дочь именем, данным тобой ей при рождении, за прошедшее чувство стыда и неловкости, что я так счастлива с твоим ребёнком, за то, что тебе уже никогда не исполнится 22, за упокой твоей души… каждый год в день твоего рождения я буду ставить свечи в храме…

***
Ортопед:

— Что это вы, мамочка? У Старшей ноги балерины, а у Младшей до двух с половиной косолапия не видели, не? Это у вас наследственное?

— Дык кто ж этих родственничков знает?

— Ааа, у девочек того… папы разные, да?

— Если бы только папы… И мамы тоже…

Уразумев, что перед ним городская сумасшедшая, врач за свой визит взял на 20 гривень меньше оговоренной суммы.

***
Мои разноцветные от синяков, с синими следами зубов пальцы рук… Это мы учимся кушать маленькими кусочками… В противном случае котлета заталкивается целиком, далее пропихивается помидор, и когда уже нет возможности ни вдохнуть, ни пошевелить языком, мы начинаем тихонько скулить с закрытым ртом, ибо, открыв рот, потеряем еду… А синяки от того, что понятие «маленький кусочек» у нас с дочей разное… посему кусочек заглатывается вместе с пальцами…

***
Знакомая, внимательно разглядывая фото Младшей в ДД и сравнивая их со стоящим перед ней оригиналом (через три месяца пребывания дома):

— Это что, ТА ЖЕ девочка? Или ты другую взяла? Ты уверена?

***
В мусорном баке роется страшный, косматый, бородатый, грязнущий, в рваном отрепье маргинал. Высказывая всё, что думают про возвращение домой с прогулки, дочери нехотя плетутся домой. Бомж — добрая душа, решает мне помочь: «Уууу, вот ща загребу к себе в мешок!» Младшая, подбежав к оторопевшему маргиналу, обнимает его за ноги и зарывается лицом в колени. Помахав на прощанье рукой, весело бежит ко мне…

Неспешно отряхнув две пары ножек от песка, завожу детей в дом… и обернувшись, вижу того самого бомжа, который остался стоять, пригвождённый на месте… лица не разглядеть… но глаза… они блестели от слёз… как мой волшебный кристалл…

***
Старшая… Став Старшей, ты почему-то сразу стала взрослой… Это ужасно расстраивало меня, я была уверена, что ты потеряла часть детства… По прошествии шести месяцев я вижу, что ты родилась Старшей и тебе нравится быть взрослой… Твоя опека и нежная забота о Младшей давно уже стали притчей во языцех для всех бабушек на улице и воспитателей в детском саду… Именно ты первая в нашей семье приняла и полюбила Младшую безусловно, как любят только очень близких и родных людей. Именно ты сглаживала все углы — на все кусания, щипания, побои Младшей ты отвечала неизменной улыбкой: «Ну ничего, она пока маленькая… я тоже была вредненькой в детстве». И хотя разница между вами всего 11 месяцев, ты всегда будешь Старшей… Я так тебя люблю…

***
Наша Младшая… Если кто-нибудь через пару лет напомнит, что это не Я тебя родила, я буду весьма озадачена… Ты была в моей жизни всегда… Я УЖЕ помню тебя маленькой… Я люблю тебя по нарастающей, всю, безусловно… С твоим неумением говорить, с твоими истериками, отставанием в развитии, проблемами со здоровьем — люблю…

Окружённая любовью нашей большой СЕМЬИ, ты расцветаешь на глазах… Мой драгоценный самородок…Как же нам с тобой повезло!

Октябрь 2009
Автор: Марина Мадра

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

2 thoughts on “Полугодичный юбилей. Часть 2”

  1. Вот не первый же раз читаю. И опять плачу!

  2. tetyanka2009:

    Ти можеш писати романи.

Добавить комментарий