О том, как поддержать в горе или кризисе другого человека

schastlotn3

Эта статья коснулась моего сердца сразу же, как только я начала её читать. Когда в моей семье произошёл несчастный случай в котором очень пострадал мой муж, и последствия которого мы проживаем ежедневно уже больше трёх лет, именно такая помощь, о которой идёт речь в данной статье, была бы самой эффективной для меня.

Многие из нас, к сожалению, сталкиваются с горем и потерями. Наши близкие, знакомые и друзья переживают сложные ситуации, в их жизни может придти настоящее горе и мы очень хотим им помочь. От души рекомендую прочтение данной статьи, автор которой, литовский психолог Кристина Она Полукордене очень доступно описывает состояние горюющего человека, а так же самый лучший и эффективный способ помощи для него, который может осилить любой небезразличный человек.

«Самое страшное для человека при нанесении судьбой ударов, не сами удары, а то, что человек в такой ситуации остается совершенно один»…

Эту фразу я услышала от своего друга, который рассказывал как ему пришлось себя чувствовать во время мощнейших жизненных потрясений. Я не чувствую себя в праве рассказывать подробности его истории. Скажу лишь, что эта история связана с потерей самого близкого человека и принятием решения на отключение приборов, поддерживающих жизнь.

Подробности этой истории не так важны для меня сейчас как то, что зацепило меня больше всего — реакции окружающих людей. Мой друг не остался в буквальном смысле один в этой ситуации.

Вокруг него были люди. Физически. Но ни один человек не смог остаться с ним в его горе и разделить его. Все говорили ему разное: «Соболезную, держись, все будет хорошо, я тебя понимаю, делай то, делай се, а вот у меня, время лечит, не переживай…» и другие похожие слова, которые в период уязвимости, как правило, никак не облегчают страдания. И, порой, создают ощущение, что вокруг так много людей, но ты остаешься один-одинешенек со своим горем. И несешь его, пока можешь. Иногда несешь тихо и много лет после такой поддержки, что бы никто снова не стал так же поддерживать.

Большинство людей, которые говорят вышеприведенные слова (типа «держись», «все будет хорошо») испытывают абсолютно искренний импульс поддержать. Но почему же искреннее желание поддержать, выраженное такими словами, не приносит часто облегчения? И как тогда по-другому можно поддерживать?

Ответ на второй вопрос прост с одной стороны: просто быть с человеком. С другой стороны, «просто быть» возможно лишь тогда, когда есть доступ к своим глубинным переживаниям и есть позволение СЕБЕ проживать очень глубокие, сложные чувства горя и потери. Быть с другим в его горе — значит замечать его растерянность, подавленность, боль, злость, отчаяние и горевание, и просто спокойно оставаться рядом.

Чего делать не надо, если вы хотите поддержать:

— не обращаться к действиям (напр. в подбадривании «держись!» или «крепись» есть призыв к действию. Ведь в состоянии горевания сил на действия нет),
— не давать советов, если человек их сам не просит («в следующий раз сделай то-то» или «тебе сейчас нужно отвлечься и думать только о хорошем»),
— не выдергивать в рациональное (часто люди стараются найти какие-то рациональные объяснения, которые типа должны как-то помочь. Напр. «Бог не дает тебе испытания, которые ты не сможешь выдержать». Это не правда. Не все испытания можно выдержать. Не из всех кризисов можно найти выход. И человек в кризисе это ясно чувствует);
— избавить человека от внушений (типа «все будет хорошо». На самом деле может быть по-всякому);
— не обесценивать опыт человека привнесением своего опыта или опыта других людей. Ибо это уже не поддержка. Дело в том, что опыт, ресурсы, восприимчивость каждого человека уникальны. Одно и то же событие в разные периоды даже одним и тем же человеком могут переживаться по-разному. Чего уж говорить про переживания разными людьми какого-либо опыта. И сравнивание чьего-то опыта с опытом горюющего человека, или человека в кризисе — это очень отравляющая поддержка. Сюда же входят послания: «я тебя понимаю» или «у меня тоже такое было». У вас не могло быть такого же — вы другой человек, у вас совершенно другая, уникальная психическая организация. Так же, как и у другого человека. Ваш опыт и переживания могут быть чем-то похожи, безусловно, но они не такие же. И вы, если смотреть на вещи здраво и реально, до конца понять другого человека не сможете. Но вы можете принять этого человека в том, что с ним происходит. Это и есть самая важная часть поддержки — дать возможность человеку быть и таким: отчаявшимся, растерянным, озлобленным, опечаленным, уязвимым, слабым, раздражительным, болеющим всей своей душой.

Спокойно и включено быть с другим — значит с уважением и эмпатией оставаться с человеком в том, что с ним происходит. Сама по себе такая редкая способность в кризисных ситуациях является очень большой поддержкой для людей, которые находятся в состоянии уязвимости.

Что еще может стать эффективной поддержкой для человека?

Поддержка разговоров о горе, потере, кризисах и тяжелых переживаниях. Человек в горевании или кризисе может по-несколько раз пересказывать одно и то же событие, одни и те же мысли. Это нормально. Важно не затыкать его в таких разговорах, не переводить тему, не внушать, что нужно думать только о хорошем. Предоставить ему возможность безопасно (без обесцениваний и запретов) говорить на очень глубокие темы, связанные с трудными переживаниями (стыд, скорбь, горевание, слабость, суицидальные мысли и импульсы, злость и пр. А так же про смерть, самоубийство, возможные страшные сценарии развития событий) — это очень важная поддержка, транслирующая право выражать себя человеку полностью, разделять не только светлое, радостное, приятное и удобное для вас, но и страшное, тревожащее, пугающее, душераздирающее. Еще бывает, что люди стараются не говорить о каком-либо травмирующем событии. Типа для того, что бы не расстравить себя и не расстраивать другого. Но на самом деле разговаривать о случившемся, обсуждать произошедшее и с того, и с сего ракурса, вспоминать, разделять очень полезно. Потому что это дает возможность как разделить свой опыт и переживания, так и вообще их прожить, пережить.

Называние вещей своими именами. Часто в кризисных ситуациях возникает желание лишний раз не называть событие его именем. Например, часто, вместо «умер» говорят «ушел». Вместо «убил себя», говорят так же «ушел». Вместо «депрессия», «кризис», «подавленность» говорят «он/я неважно себя чувствую/ет», «с тобой не все в порядке».
Называние вещей своими именами — это большая поддержка. Потому что это то, что обозначает реальность. А значит, позволяет ее принять и прожить, рано или поздно.

В острых состояниях человеку очень важно присутствие других. Но только то присутствие, от которого не нужно защищаться (см. «чего делать не надо»). Поэтому совместное пребывание с другими людьми (опять таки, если они не против) — это очень поддерживающее проявление.

Позволение себе или человеку, переживающему утрату или кризис, проживать злость и другие сложные эмоции. Даже если эта злость на Бога, на вселенную, на весь мир, на умершего, на что угодно! Не мешайте проживать такие чувства. От проживания таких чувств еще ни разу не пострадал ни Бог, ни вселенная, ни мир, ни умерший человек. От подавления этих чувств пострадало великое множество людей.

Так же важно знать, что в кризисных ситуациях человеку могут быть свойственны различные реакции и состояния, которые являются нормальными. Иными словами, если человек чрезмерно раздражителен, испытывает злость, отстраняется от окружающих, часто плачет, испытывает всевозможные психосоматические симптомы, видит кошмарные сны, переживает непереносимую боль, слабость, уязвимость — ЭТО НОРМАЛЬНО.
Это значит, что не стоит глушить такие переживания спиртным, валерьянкой, какими-либо препаратами (только в том случае, если медикаменты прописаны врачом и связаны с хроническими заболеваниями, несущими риск ухудшения здоровья).
Иными словами, не стоит снижать интенсивность переживаний. Ибо если их заглушить, то возникает вероятность того, что кризис перейдет в хроническую фазу. И вот тогда проработать без специалиста все подавленное будет вряд ли возможно. Поэтому если человек кричит, трясется, ругается, злится, орет, раздражается, воет на луну от горя, не стоит глушить такие острые проявления. Чем острее кризис, чем болезненнее утрата, тем естественнее быть в болезненных и острых чувствах. Это очень адекватная реакция на произошедшее.

Не давать никаких оценок произошедшему. Оценки — это рационализация, то есть уход от чувств. Кризисы и потери не имеют никакого отношения к чему-то рациональному. Они просто есть в жизни каждого человека. Их невозможно избежать.

Наблюдать свои состояния и переживания. Обычно обесценивающая поддержка типа «все будет хорошо», «держись» и пр. исходят из недостатка в опыте поддержки для себя. Иными словами, мы часто поддерживаем других так, как когда-то поддерживали нас. А культура наша сейчас несет глобальный запрет на т. н. «негативные переживания» (горевание, злость, отчаяние, скорбь, растерянность, бессилие и пр.). А лучший способ не проживать чувство какой? Самый частый связан с ответом на вопрос «что делать?»: держаться, крепиться, не вешать нос, не впадать в отчаяние и пр. То есть, делание чего-то — это один из способов убегать от какого-либо чувства.
Второй популярный способ избегать своих чувств — уходить в рациональную плоскость. Объяснять все себе логически. Например: «какой смысл впадать в отчаяние?», «в чем смысл злиться?». Ну, или находить стройные теории про карму, астрологию, эзотерику и прочая. Я против самообмана. Ведь часто карма, эзотерика и прочее подобное в эти места подставляется не потому, что оно имеет место там быть, а потому, что это своеобразный способ обезболивания, то есть защиты от переживаний. Это как пить обезболивающее, когда зуб болит. Интенсивность боли снижается, а причина — нет, никуда не девается. Так же и энергия чувств никуда не девается от рационализаций. И если долго чувства подавлять, то они могут перетечь во всевозможные симптомы, начиная от психосоматических переживаний (псиориаз, язва, астма, сердечно-сосудистые заболевания и мн. др.), заканчивая паническими атаками, повышенной тревожностью, бессонницей, кошмарами и другими психическими проявлениями.

Поэтому, как чувствуете стремление причинить человеку в горе рациональное добро, прислушайтесь к себе, а из каких побуждений вы хотите ему что-то пояснить? Быть может в вас поднимается свое не прожитое отчаяние? Или злость? Или горевание?

Встреча с острыми переживаниями других неизбежно обращает нас к собственным острым переживаниям. Которые, я уверена, есть у каждого в опыте. И возможности поддержки такого опыта, в нашем времени и, зачастую, среде нашего проживания, становится все меньше.
Например, вспомните как раньше было принято хоронить? Весь двор знал кто умер. Оставались еловые ветки на дороге, играл похоронный марш, женщины-плакальщицы выполняли поддерживающую функцию для горюющих. Проводы покойника, через прикосновение к холодному телу, через бросание земли в могилу, через стоящую стопку водки, остающуюся нетронутой, обращали к реальности — человека больше нет. Тема смерти была легальной частью жизни. Черные одеяния скорбящих были сигналом для окружающих об их уязвимости. 9 и 40 дней — это обозначения конкретных периодов после потери, кризисных периодов, в которые больше всего нужна поддержка. И вся родня садилась за один стол, вспоминали покойного, вместе плакали, смеялись и всяко-разно отреагировали свои чувства к усопшему. Сейчас постепенно традиции, которые посвящены гореванию и проживанию кризисов, уходят.

Сейчас все больше и больше внимания уделяется чему-то рациональному и «позитивному». Горевать нет времени. И такая тенденция ведет к тому, что сейчас эпидемия депрессий и тревожных расстройств. Более того, даже при сильных психических нарушениях меняется их содержание. Например, раньше параноидальный бред состоял из сложных конструкций и типа логических цепей. Сейчас все очень просто. Никаких сложных конструкций про шпионов с доказательствами в виде вырезок из газет. Сейчас чаще можно встретить ношение шапочки из фольги, что бы волны не проникали в мозг.
Так же меняется симптоматика многих психических нарушений. И все это в целом симптом изменения культуры, касающейся отношению к проживанию чувств.
Сейчас модно глушить депрессию антидепрессантами без разбора причин почему она, депрессия, возникла.
Сейчас чаще можно встретить не совместное плакание над горем, а: — «Соберись, тряпка! Тебе еще работать надо. Семью кормить. Держать себя в форме!».
И все эти тенденции, связанные с отсутствием времени на горевание и проживания горьких чувств, ни разу не улучшают психологическое благополучие людей. Поэтому я всячески призываю вас относиться с большим вниманием и уважением к своим разным чувствам и чувствам других людей.

Статья написана Ксенией Аляевой по мотивам семинара «Преодоление кризисов», который подготовила психолог Кристина Она Полукордене.

Источник здесь

 

 

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий